00:56 

Зараки/Гин

Сальери.
1.
У капитана Зараки есть один крупный недостаток: ему похрен. На копошение за спиной он бьет локтем, не оборачиваясь. Кружева тончайших провокаций не замечает, даже пробивая его носом. Приходится работать грубо, в лоб. Непривычно, но тоже полезно.
Капитан Зараки до сих пор начинает с замаха мечом. Потом только будет слушать. Если захочет. Если уговоришь за то время, пока мечи высекают друг об друга искры. И если не переходить ко второй стадии прямо здесь, на вытоптанном поле внутри капитанских покоев. Тогда он не слышит вообще ничего. И натиск его сдерживать куда сложнее.
Капитан Зараки постоянно портит одежду. Бесполезно смотреть на него укоризненно, выразительно ощупывая очередную прореху на хакама. И объяснять, что Готей Тринадцать это не оплачивает.
Капитан Зараки вечно оставляет следы. Ну, в этом можно винить слишком светлую кожу. Но проще винить капитана Зараки. Ему все-таки похрен.
Поэтому он никому не скажет, что у него почти каждую ночь бывают гости из Уэко.




2.
Они не были не то что друзьями, даже приятелями. Оба капитаны, оба выходцы из Руконгая, и на посторонний взгляд на этом все сходство и заканчивалось.
Ни Зараки, ни Ичимару и не стремились к сближению. Незачем им было. Один, предводитель своей ватаги, в которую превратился отданный под его начало отряд. И все его цели сводились к драться, умирать и побеждать. Зачем такому друзья? Второй, словно змея, затаившаяся под камнем, скрытный, насмешливый и ядовитый. О том, есть ли у Ичимару цели и каковы они, оставалось только гадать, заведомо впустую. Поставь рядом двух капитанов Готей-13 — ничего общего.
Они сами не задумывались о таком. Но понимали друг друга не с полуслова, с полувзгляда. С злого собачьего прищура и недоброго ожидания в уголках глаз, со спокойной неизбывной готовности броситься и загрызть.
Не суйся ко мне, я тебя знаю.




3.
Могилы близких, памятные места — у многих в Сейрейтее было куда наведаться в минуты душевного непокоя.
У Зараки Кенпачи душевного непокоя обычно не бывало. А вот место, куда он время от времени приходил, — один и более-менее втайне, — с недавних пор появилось: здоровенный пустырь в семидесятом районе, плешь, едва начавшая зарастать травой. Посреди плеши торчал искореженный обломок железобетонной плиты. В бетон был косо всажен занпакто. Голубой шнур на рукояти, цуба, похожая на букву S.
Кенпачи садился на землю, прислонившись спиной к пыльному бетону, и смотрел в небо. Просто так, ни о чем не думая. Уходя, он непременно оглаживал рукоять меча-в-камне, получая в ответ щекотное чувство — будто кто-то неслышно рассмеялся в ладонь.
Единственный из занпакто, Шинсо соглашался разговаривать с Кенпачи, как в свое время Ичимару — единственный — не страшился подраться в полную силу.
Вероятно, поэтому Кенпачи то и дело мерещилась издалека тощая нескладная фигура на бетонной плите. Невозможно, но… хотелось бы встретиться. Когда-нибудь.



Вопрос: Худший Зараки/Гин
1. Angstsourie 
15  (34.88%)
2. Viorteya-tor 
24  (55.81%)
3. Eswet 
4  (9.3%)
Всего: 43
URL
Комментарии
2013-01-16 в 02:33 

Crystal Sphere
Дух противоречия
Очень понравился три :hlop:
Два тоже хорош)

2013-01-16 в 02:45 

NoFace
there's no black and white, right, right?
ага, третий супер.

     

Медаль за последнее место

главная