Сальери.
1.
Ночь за ночью Момо снится один и тот же сон: белая стена, ржавые потеки крови на ней, а если поднять глаза, то там, на самом верху, уродливое кровавое пятно – и ничего больше.
Она просыпается в холодном поту, смотрит вокруг себя, понимает, что ей просто приснилось – и закрывает глаза, чтобы провалиться в тот же кошмар.
Она знает, что Айзен осужден на двадцать тысяч лет заключения. Что ее рейацу, скорее всего, не хватит, чтобы прожить столько, и они никогда больше не увидятся.
Наяву она этому рада.
Во сне она раз за разом забывает дышать от ужаса, глядя на кровь, стекающую по белому камню.
Момо мучается недосыпанием, выпрашивает у Исанэ снотворное и больше, чем обычно, пьет на лейтенантских встречах и заседаниях Женской Ассоциации.
Никто не сказал ей пока, сколько уже раз ее, бродящую во сне, останавливали на дороге к Улью. На последнем ярусе которого мерно капают секунды двадцати айзеновых тысячелетий.



2.
Моя дорогая Хинамори-кун, не смотри на меня так печально. Согласись, я легко отделался, мне оставили жизнь, а это много значит. Dum spiro, spero, если понимаешь, о чем я говорю. Тебе было бы тяжелее видеть, как меня казнят, я рад, что тебя избавили от этого зрелища. Выше голову, девочка. Жаль, что ты обрезала волосы, стрижка тебя старит. Но ничего, я всегда буду помнить мою милую юную Хинамори-кун, мою прежнюю Хинамори-кун. Уверяю тебя, я не хотел тебе зла, я тебя по-своему любил. Ты помогала мне, ты была мне очень полезна. У меня сердце разрывалось, когда я думал, что ты умерла. Не веришь мне? Напрасно. Я не лгу, я жертвовал тобою, потому что не мог иначе. Ты что-то сказала? Ах, да, я слышу. Если б я не ушел, мы могли бы быть счастливы. В твоих словах есть смысл, Хинамори-кун, мы могли быть счастливы вместе. Но почему ты решила, что непременно должна быть счастливой?


Вопрос: Худший Айзен/Хинамори
1. Eswet 
8  (29.63%)
2. М-ль Люсиль 
19  (70.37%)
Всего: 27